ДОКУМЕНТЫ ПЛАНЫ ВИРТУАЛЬНАЯ ПРИЕМНАЯ КОНТАКТЫ
Главная страница
События
Афиша
Официально
Организации культуры
От первого лица
Проекты
Фестивали и конкурсы
Издательская деятельность
Журнал
"Омск театральный"
Журнал
"Литературный Омск"
Журнал
"Омское наследие"
Фотогалерея
Обратная связь
Поиск по сайту
Защитите детей в Интернете
Защитите детей в Интернете
Министерство образования Омской области разработало памятку, фокусирующую внимание родителей на мерах, с помощью которых можно обеспечить безопасность детей в сети Интернет. Компактная памятка, которая всегда будет под рукой, получит самое широкое распространение, а с родителями встретятся школьные педагоги. Памятку и другие материалы можно найти на странице "Службы медиации в образовании" раздела "Отраслевая информация" на официальном сайте министерства образования
Защитите детей в Интернете Министерство образования Омской области разработало памятку, фокусирующую внимание родителей на мерах, с помощью которых можно обеспечить безопасность детей в сети Интернет. Компактная памятка, которая всегда будет под рукой, получит самое широкое распространение, а с родителями встретятся школьные педагоги. Памятку и другие материалы можно найти на странице "Службы медиации в образовании" раздела "Отраслевая информация" на официальном сайте министерства образования
1



«Достоевский ходит за мной по пятам»

Главный режиссер омской академической драмы Георгий Цхвирава о прошлом и будущем театра, жизни в Омске и обстановке в стране

«СЕЗОН ПОЛУЧИЛСЯ ЛЮБОПЫТНЫМ»

– Как вы оцениваете итоги прошедшего театрального сезона?


– Я считаю, что сезон для театра был удачным. Мы выпустили большие спектакли: «Бег» по Булгакову, первую постановку в России «Смерть не велосипед, чтобы ее у тебя украли» по пьесе Биляны Срблянович, «Лес» Островского. Продолжаем репетировать «Сирано де Бержерака» Ростана. Кроме того, у нас в этом году очень интересно прошел фестиваль «Лучшие спектакли «Золотой маски». Омичи смогли увидеть спектакли «Без названия» по Чехову Ярославского театра имени Федора Волкова, который получил в этом году «Золотую маску», «Добрый человек из Сезуана» театра имени Пушкина, который стал событием в Москве. Наш побратим театр Вахтангова привез «Анну Каренину», студия Олега Табакова – спектакль модного режиссера Константина Богомолова «Старший сын». Мне кажется, что в целом сезон получился довольно любопытным.

– Какие авторы и постановки появятся в афише омского театра драмы в следующем сезоне?

– Здесь можно говорить не только о следующем сезоне, но и о более далеком будущем. Потому что востребованные режиссеры сейчас заняты настолько, что приходится с ними договариваться заранее. Мы начнем сезон с гастролей в Праге. В театре на Виноградах, это один из крупнейших театров Праги, такой пражский БДТ, будем играть три спектакля – «Дачников», «Чертова дюжина» и «Дембельский поезд». И сразу, не заезжая в Омск, полетим на фестиваль «Реальный театр» в Екатеринбург, где покажем «Бег». А 14 сентября на основной сцене состоится премьера «Сирано де Бержерак» в постановке Александра Сергеевича Кузина. Он известен омскому зрителю по спектаклю «На всякого мудреца довольно простоты» по Островскому.

На малой сцене сейчас приступает к репетициям режиссер Вера Попова, ученица Сергея Женовача. Она будет делать инсценировку по роману «Время женщин» Елены Чижовой. Это питерский писатель, ее книга была удостоена премии как лучший роман на русском языке, если не ошибаюсь, за 2010 год. Я в следующем сезоне выпущу спектакль по пьесе Галсерана «Метод Гренхольма» и приступлю к репетициям «Врагов» Горького. Мне кажется, сейчас приходит время социального театра.

«Я ОТВЕЧАЮ ЗА СУДЬБЫ ЛЮДЕЙ В ТРУППЕ»

– А если говорить о более отдаленной перспективе?


– В июне следующего года у нас будет проходить фестиваль «Академия». Переговоры с возможными участниками уже идут. Скорее всего, среди них будет Вахтанговский театр. Малый театр дал согласие. Общаемся с «Дойчес театром», с «Фольксбюне», прибалтийскими театрами. Недавно в Китае мы отсмотрели очень интересный спектакль «Дядя Ваня» в постановке Адольфа Шапиро. Афиша пока формируется, более определенно говорить о ней пока не могу, но надеюсь, что фестиваль будет интересным.

Тогда же, в июне, надеемся, у нас начнет работать над постановкой Марат Гацалов, получивший в этом году «Золотую маску» за режиссуру. Мы вообще стараемся привлечь в театр современную молодую режиссуру. В сентябре 2014 года приедет Александр Баргман, который ставил у нас «Лжеца» Гольдони. Он будет делать спектакль на большой сцене. В следующем сезоне мы пригласили на постаноку известного режиссера Александра Морфова. А в 2015 году ждем Романа Феодори. Это молодой режиссер, который работает в Красноярском ТЮЗе. В прошлом году специальная премия драматического жюри театрального фестиваля "Золотая маска" была присуждена ему за спектакль "Мамаша Кураж и ее дети" Барнаульского театра драмы, а сейчас он репетирует Шекспира с Чулпан Хаматовой в Театре Наций. Возможно, новый спектакль выпустит у нас Вячеслав Кокорин. Материал во всех этих случаях сейчас в стадии обсуждения.

– То есть замена спектаклям, которые были в этом году сняты с репертуара, ожидается неплохая?

– Да, ротация репертуара это естественное явление. Спектакли проживают свою жизнь. К тому же у нас существует план. Театр должен выпустить пять новых спектаклей за сезон. Есть и технические проблемы. Репертуар нужно «прокатывать» из месяца в месяц, иначе спектакли будут, что называется, потеряют форму. А у нас есть проблемы с местом для хранения декораций.

– Что для вас интереснее – ставить спектакли или определять политику театра, что входит в ваши обязанности как главного режиссера?

– Главный режиссер и режиссер – это, действительно, разные профессии. Режиссер отвечает только за самого себя. А главный режиссер – за весь театр, за судьбы людей в труппе. Это трудно, но мне интересно и то, и другое. Правда, приходится идти на компромиссы. Я «Бег» выпустил в декабре и приступил к репетициям только сейчас, а до этого полгода не репетировал. Таковы издержки профессии главного режиссера. Труппа должна работать с разным материалом, разными режиссерами, художниками, тогда она становится мобильной. Но самому приходится сталкиваться с вынужденным простоем. В такие периоды я ставлю в других городах. За эти полгода выпустил спектакль в Самаре.

«НАШЕ ОБЩЕСТВО РАСКОЛОТО И НАКАЛЕНО»

– Ваш спектакль «Бег» получил очень хорошие отклики. Почему вы выбрали именно эту пьесу?


– Как главный режиссер я обречен ставить крупные спектакли. Приходится делать полотна, иногда даже в два состава. Это, конечно, не связано напрямую с выбором материала, но это необходимо учитывать.

Вообще же я очень люблю Булгакова. Он сам работал во МХАТе, его пьесы действенны, продуманы, их приятно ставить. Но главное, это тематика. Наше общество расколото, накалено. Откройте фейсбук, интернет, посмотрите, что творится. А «Бег» как раз про это, про гражданскую войну. Мне кажется, мы вообще находимся в преддверии гражданской войны. Если мы не поумнеем, не найдем компромиссы друг с другом, все может закончиться очень печально. Есть такое знаменитое высказывание: страна, которая забывает свое прошлое, рискует прожить его вновь. Двадцатый век нам всем все показал, и мне бы очень не хотелось, чтобы это произошло вновь. Есть еще один момент, ключевой по¬-моему. «Бег» – это пьеса о внутренних проблемах человека, о дефиците совести и ответственности. Там же не просто белые бегут в Константинополь. От самого себя не убежишь. Мне кажется, каждому в нашей стране надо заглянуть внутрь самого себя.

– Как главный герой вашего «Бега» – генерал Хлудов?

– Конечно. Он заглянул внутрь самого себя, увидел там бездну и сам себе вынес приговор. Потому что главное – это ответственность. Я недавно был в Китае, увидел Шанхай, то, что построено за 30 лет, и мне стало обидно за державу. Китайцы опередили нас навсегда. Половина из десятка самых высоких небоскребов мира находится в Китае. Я не видел там ни одного пьяного. Люди ложатся в десять вечера, потому что встают в пять утра и очень много работают. В такси тебе дают сдачу до юаня. Никаких чаевых в ресторанах. И там абсолютно безопасно. Ты можешь ходить по 25-¬миллионному городу везде. У них есть чувство ответственности, и они гордятся своей страной. Этому нам не надо бояться учиться у других. «Бег» про это в том числе.

– Вы неоднократно ставили чеховскую «Чайку». Нет желания по¬вторить этот опыт в Омске?

– Желание есть. Все время об этом думаю. Беспокоит только одно. Пересмотрел недавно кассету с «Чайкой», которую выпускал в Екатеринбурге, и мне до сих пор там многое нравится.

А значит, ставить пока нельзя. Нужно, чтобы прошло время, изменилось восприятие материала. Но вообще Чехов – это мой драматург, я не ставил у него только «Три сестры».

«НАМ НУЖНО БРАТЬ ПРИМЕР С НЕМЕЦКОГО ФУТБОЛА»

– В недавней премьере, на мой взгляд, очень хорошо показали себя молодые актеры Иван Пермяков и Ольга Беликова. Это омичи, выпускники факультета культуры ОмГУ. Вам важно, чтобы в Омске была своя база профессиональной подготовки актеров?


– Это ученики Моисея Филипповича Василиади. А на вопрос я могу ответить очень просто. Время есть время, жизнь есть жизнь. И проблема воспитания смены стоит довольно остро. Я хотел в этом году взять курс в университете, но, к сожалению, мне дали только три бюджетных места, и идея потеряла смысл.

Работать на будущее театра необходимо, если мы хотим его сохранить. Посмотрите, что произошло в немецком футболе. В этом году «Бавария» играла в финале Лиги чемпионов с «Боруссией» из Дортмунда. Почему? Потому что, когда немецкий футбол зашел в кризис, они стали вкладываться в школы и инфраструктуру. Прошло десять лет – и вот результат.

Если мы не будем вкладываться, нас опередят другие. Сейчас, например, начинает опережать Воронеж. Там провели реконструкцию театра Драмы и пригласили Владимира Петрова, который некогда работал главным режиссером в Омске. Строят театр Михаилу Бычкову, а Эдуарда Боякова, бывшего директора «Золотой маски», позвали ректором театрального института, организовали большой регулярный платоновский фестиваль. Нам тоже нельзя отставать.

Что же касается молодых актеров, то сейчас мы берем их точечно. Но через какое-то время понадобится и более мощное вливание. У меня есть такое предложение. Сейчас Александр Сергеевич Кузин ставит у нас спектакль. Он народный артист и замечательный преподаватель, профессор. В прошлом году весь его курс расхватали театры Москвы и Петербурга. Он мог бы набрать курс на базе Ярославского театрального института. А я бы туда ездил, чтобы каждый экзаменационный спектакль привозили сюда и на малой сцене показывали омской публике, коллективу театра. Потом сделали бы там дипломные спектакли. Таким образом, мы можем через четыре года привезти сюда пять новых постановок. Пока это мечта, исполнение которой зависит от ряда факторов. Мы уже с министром культуры Виктором Прокопьевичем Лапухиным это проговаривали, он обещал помочь, ведь нужно вести переговоры с московскими министерствами. Театр надо поддерживать, это бренд города.

– Вы начинали свой режиссерский путь работой в Омском театре драмы в 1985 году. Каково, по-вашему, главное отличие того театра от нынешнего?

– Я не вижу принципиальных отличий. Здесь всегда был театр¬-дом. Для многих артистов я до сих пор Жорочка, потому что они меня знают совсем с молодых лет. Здесь всегда были хорошие артисты. И сейчас есть очень сильный костяк, который тащит на себе репертуар. Здание потрясающее, настоящее намоленное место. И еще очень важно понимать, что было до тебя. В омской драме были сильные директора: Ханжаров, Мездрич, Лапухин... Главные режиссеры отличные: Хигерович, Хайкин, Тростянецкий, Кокорин, Стукалов, Петров, Марчелли... При этом сюда и приглашали очень много хороших режиссеров и художников, что очень важно. Я тоже стараюсь думать о будущем. Приглашая Гацалова, Феодори, я задумываюсь: а вдруг кто¬-то из них захочет здесь остаться и стать главным режиссером. Потому что, как сказал недавно питерский режиссер Юрий Бутусов, театр – дело молодое. И это правильно.

«МНЕ ХОРОШО В ОМСКЕ»

– Бывает так, что главный режиссер много ездит и в театре появляется от случая к случаю. Вы же стараетесь в основном находиться на месте. Вы долго работали в Екатеринбурге, Казани, Питере. Как вам живется в Омске?


– Мне кажется, что жить в театре - это правильно. Валерий Фокин, возглавив Александринский театр, тоже переехал в Петербург. У меня и квартира рядом, за театром. Другое дело, что я как режиссер не могу полгода не репетировать. Когда я приглашаю кого-то сюда, сам еду ставить где-то еще. Хороший театр - это когда директор и главреж могут уехать на месяц, а там все будет работать. Значит, все отрегулировано, каждый знает свое дело.

Труппа должна отдыхать от главного режиссера. Но жить он должен в городе. Поэтому и семья моя живет здесь. А вообще Омск - это моя молодость, у меня здесь много друзей, мне здесь хорошо. То же самое могу сказать про Казань, где живет мой сын со своей семьей, Москву, где я окончил два института, Екатеринбург, Питер. Есть много мест на свете, где я люблю бывать. Кстати, в Петербурге окна моей квартире выходят на Семеновский плац, где Достоевскому сломали шпагу над головой. А здесь я живу рядом с Омской крепостью. Так что Федор Михайлович за мной ходит по пятам. И я очень хочу, чтобы в театре возник спектакль по Достоевскому. Может, сделаю сам, а может, кто-то другой.

– Вы, наверняка, смотрите много спектаклей других театров. Какое самое яркое театральное впечатление за последнее время?

– Смотрю и правда много, чтобы понимать, что происходит в современном театре, куда он идет. Почти уверен, что следующую «Золотую маску» возьмет «Добрый человек из Сезуана» Юрия Бутусова. А приз за главную женскую роль, думаю, получит Александра Урсуляк. Это очень интересный спектакль, очень современный. Из последних впечатлений для меня это особенно мощное. Вообще, после того как Юрий Бутусов сделал «Чайку», в нем произошло что-то треплевское, какой-то другой период начался в его творчестве. И работы художника Александра Шишкина, который оформлял этот спектакль, мне очень нравятся. Видел его с Андреем Могучим спектакль «Счастье» по Метерлинку в Александринском театре. Потрясающая работа режиссера и художника. Интересно начинают работать молодые режиссеры – Марат Гацалов, Роман Феодори. И я их сразу стараюсь привлечь в Омск, потому что мне кажется, что за ними будущее. Дмитрий Волкострелов начинает интересно работать, неожиданно, скандально. Есть масса творческих лабораторий, мне это тоже интересно. Вообще, именно в последний год в театре происходит какой-то перелом. Куда-то уходит русский психологический театр, интерес к нему как-то угасает. Хотя две последние работы Льва Додина «Коварство и любовь» Шиллера и «Враг народа» Ибсена очень удачны. Но в целом поезд театра идет в новом направлении. Нам очень важно от него не отстать.

Алексей НИКИШИН