ДОКУМЕНТЫ ПЛАНЫ ВИРТУАЛЬНАЯ ПРИЕМНАЯ КОНТАКТЫ
Главная страница
События
Афиша
Официально
Организации культуры
От первого лица
Проекты
Фестивали и конкурсы
Издательская деятельность
Журнал
"Омск театральный"
Журнал
"Литературный Омск"
Журнал
"Омское наследие"
Фотогалерея
Обратная связь
Поиск по сайту
Защитите детей в Интернете
Защитите детей в Интернете
Министерство образования Омской области разработало памятку, фокусирующую внимание родителей на мерах, с помощью которых можно обеспечить безопасность детей в сети Интернет. Компактная памятка, которая всегда будет под рукой, получит самое широкое распространение, а с родителями встретятся школьные педагоги. Памятку и другие материалы можно найти на странице "Службы медиации в образовании" раздела "Отраслевая информация" на официальном сайте министерства образования
Защитите детей в Интернете Министерство образования Омской области разработало памятку, фокусирующую внимание родителей на мерах, с помощью которых можно обеспечить безопасность детей в сети Интернет. Компактная памятка, которая всегда будет под рукой, получит самое широкое распространение, а с родителями встретятся школьные педагоги. Памятку и другие материалы можно найти на странице "Службы медиации в образовании" раздела "Отраслевая информация" на официальном сайте министерства образования
1



Елена Мамонтова: Диалог с продолжением.

Для чего НУЖНА «Академия»?

Казалось бы, странно задаваться этим вопросом, когда проведено уже четыре фестиваля. Но каждый художественный процесс, а я уверена, что «Академия» - это процесс - нужно поверять со временем, реальностью, современностью. В надежде оставить его «живым». Во-первых, «Академия» задумана и проводится на базе Омского академического театра драмы. Он и сегодня являет собой образцовое воплощение модели репертуарного театра. Такого, который строится годами, предполагает корневую систему эстетического и этического воспитания труппы и вправе требовать от публики серьёзных встречных усилий. Фестиваль «Академия» за две недели даёт мощнейшую подпитку, импульс для работы ума и сердца, для обогащения этой самой системы эстетического воспитания труппы, а в последнее время – не только труппы омской драмы, а и всей театральной общественности. Но и публике предъявляет немало требований в вере, в понимании, в расширении границ восприятия, в обогащении театрального контекста, который необходим городу. Городу, в котором к театру традиционно сложилось очень серьезное отношение. А традиция – это, как известно, мощнейший регулятор общественного спокойствия.

Во-вторых, это широкие возможности для международных связей, это еще и знак социальной и экономической состоятельности региона.

В-третьих, и это уже факты из опыта проведения четырех фестивалей, - зрители из других регионов, из столичных городов, более того, из других стран устремляются в Омск, чтобы увидеть уникальные спектакли, которые регулярно собирает афиша «Академии». Центростремительная сила «Академии» на две недели делает Омск настоящей столицей театральной жизни страны.

IV “Академия»: афиша, как высказывание.

Не раз звучали определения, какими бывают театральные фестивали. Самый внятный постулат прозвучал из уст крупного театрального деятеля Олега Лоевского: «Театральные фестивали бывают двух видов: это «праздник в городе» и «профессиональный смотр». Так вот, пройдя четвертую «Академию» и оглянувшись назад, делаю простой вывод (который также звучал в диалогах на наших «круглых столах»): «Академия» - это фестиваль, которому удается счастливо совместить «праздник в городе» и «профессиональный смотр». В афише есть всё и для всех.

Необходимо подчеркнуть, что на каждом фестивале есть место хозяину: омская академическая драма не раз была в театральной «обойме» среди ведущих театров мира, участвуя на равных в международных фестивалях где бы то ни было: в Чехии, в Ирландии… А у себя дома – сам Бог велел! Поэтому в афише обязательно присутствуют крепкие премьеры сезона. На этот раз – «Враги», довольно страстное и при этом очень лаконичное высказывание главного режиссера омской драмы Георгия Цхвиравы и «Время женщин» в постановке Алексея Крикливого.

Но еще один элемент, без которого сложно представить афишу «Академии» - это обязательное присутствие зарубежного театра, наделенного статусом «национальный». Таким театром стал наш румынский гость – театр из города Сибиу Radu Stanca. Присутствие этого театра на нашем фестивале стало не только делом престижа, а еще и проверкой на зрелость, на способность восприятия и понимания сложного визуального спектакля, поставленного по неизвестной нам четвертой части «Путешествия Гулливера». Присутствие этого спектакля в афише стало проверкой на правильность избранного пути. И этот спектакль, поистине, стал мощным финальным аккордом, ярким впечатлением фестиваля.

Мистрас Туминас.

Мистик и Мастер, Римас Туминас, режиссер спектакля «MISTRAS» и основатель Вильнюсского Малого театра, стал в эти дни для нас очень многим. Его не было в Омске, но присутствие Туминаса я ощущала каждую минуту.

Мне кажется, именно потому, что он, являясь худруком двух театров, одного – уникального, в Литве, другого – ведущего, в России, он есть тот самый Мастер, которому удалось создать территорию мира и искусства, воплотить в жизнь, доказать самое важное на сегодня: театр выше политики.

Мистик Туминас, взяв пьесу Мариуса Ивашкявичуса и как будто поменяв время при составлении натальных карт, выстраивает линию взаимоотношений Жорж Санд, Фредерика Шопена, Оноре де Бальзака, Адама Мицкевича, Пьера Леру… Но самое главное – он ставит этот спектакль «дома», в своем родном театре, с актерами-учениками, которые знают мастера не только по способам работы, но и по дыханию. Именно это «дыхание дома» Римаса Туминаса для меня стало самым ценным в спектакле, которым мы открывали фестиваль. Здесь режиссер был волен, как птица, ставил открыто и дерзко, не оглядываясь на снобизм русской театральной столицы. Первородство, литовская метафоричность, которую мы затерли до дыр, стала цветом, запахом, смыслом. Как я хочу, чтобы в каждом сердце, которое не осталось равнодушным к «Мистрасу», в каждом храме и костеле сегодня прозвучали слова: Господи, дай здоровья и сил Мастеру Туминасу. Пусть он останется с нами на долгие годы. 



«Онегин»: разговор одного поколения.

Восемь лет мы наблюдаем за режиссером Тимофеем Кулябиным. Он дебютировал в Омске, будучи студентом четвертого курса. Взялся за Гоголя, сам написал инсценировку и поставил спектакль «На Невском проспекте» в нашей академической драме. Тогда, еще студентом, он появлялся в дверном проеме – высокий, большеглазый, худой, в белоснежной рубашке с расстегнутыми манжетами.

Он не изменился с тех пор. Также появляется в дверном проеме – тихий, будто знающий тайну. Мне почему-то кажется, что он похож на молодого Блока…

Как-то сложно представить, что этот режиссер хочет кому-то что-то доказать. Обратившись к великому поэту, похоже, он просто хочет найти связь, обнаружить актуальность присутствия в этом мире и себя, и Пушкина. Ни на секунду не пытаясь встать с ним на одну ступень, приравняться… Нет.

Отсюда простое решение: строфы Пушкина звучат в течение всего спектакля, звучат внятно, возвышенно, их читает народный артист Игорь Белозеров.

Но пушкинской строфой герои почти не говорят. Им хватает той самой истории – про Онегина, Ленского, его Ольгу. Про девушку Татьяну… Этих героев можно запросто встретить на улице. И с ними вполне может произойти (пожалуй, за исключением дуэли) всё то же самое. История оказывается осязаемо современной, до мелочей, до каких-то неожиданных воспоминаний – «а мы ведь также однажды вышли с тобой покурить…» А дружба Онегина и Ленского? Разве не так мы дружили в театральном институте? Гуляли ночами но Васильевскому острову, взбирались на холодные гранитные пьедесталы памятников и колонн, чтобы подарить холодному ветру и всей компании прекрасные стихи великих? А как мы постигали мир, а мир постигал нас? И кто-то становился циником, а кто-то поэтом?

Вот из этой ткани – абсолютно современной, сегодняшней, сотворен «Онегин» Кулябина. Кто-то может возразить, выходя из зала: какая же это «Энциклопедия русской жизни»? А вы можете себе представить, как поставить энциклопедию? Представили? Ну, тогда начинайте разговор о тоске по привычным клише.

Косность, пустые ритуалы – дорога в никуда.

Тимофей Кулябин, как режиссер с большим «насмотром», погруженный в хороший контекст европейского театра сегодня сам, как энциклопедия. Он смело использует узнаваемые стили и приемы, но не доходит до прямого цитирования. Молодость – время экспериментов. Зрелость – время собственного стиля.

Гешер – это мост.

Никогда еще на омской сцене не исполняли спектакль на иврите. Никогда еще география «Академии» не доходила до Ближнего Востока.

Название театра «Гешер» из Телль-Авива переводится как «мост». Простая подсказка для следующих размышлений. Но как всё связывает в единую картину!

За сутки до выступления выстроены декорации. С виду простые, но продуман каждый уголок: от авансцены и почти до арьера рассажены кусты, густой камыш, высокая слегка пожелтевшая трава. По центру – с небольшим наклоном оторвано от планшета сцены кольцо, движущееся. Ближняя к арьеру часть кольца закрыта небольшой шторкой-арлекином. Явно театральный прием с «появлениями». Справа – старинный сервант с узорными стеклами – прямо в траве, как у нашего художника Кичигина «Великая степь. Славянский шкаф». Слева, также в густой траве старинное пианино и большое зеркало в раме. Всё реально и нереально – среди густой травы, в невесомости. Перед сценой на уровне зрительного зала – 15 старых кресел, как в кинотеатре. Очень подробно и очень знакомо. Куда ведет этот мост? Догадываюсь – в БДТ. Евгений Арье – создатель спектакля «Деревенька» и театра «Гешер» - ученик Г.А.Товстоногова.

На следующий день на этих креслах разместятся 15 артистов. В прологе они будут смотреть в зрительный зал, а среди них возникнет главный герой Йося (великолепная, штучная, как говорят, работа Саши Демидова, к ней возвращаюсь памятью который день, и всё время восхищаюсь, как он играл!) большой ребенок, через воспоминания которого мы и узнаем историю маленькой деревеньки. Еще один мост. Куда? Думаю, в питерский МДТ, где в 1983-84 г.г. Арье поставил два чудесных спектакля: «Счастье моё» и «Скамейка» (ходила много раз и даже приводила маму). Кстати, театр «Гешер» и МДТ – театр Европы разминутся на нашем фестивале буквально на один день! В афише они почти следом. Еще один мост?

Признаюсь, что от этих фантазий ощущаю себя во Флоренции. Стоишь на одном мосту и видишь следующие пять. Значит, наш программный директор с хорошим построением пространственно-временных связей на «ты»!

«Коварство и любовь».

Малый драматический театр – театр Европы. Он спокойно и с большим достоинством перешел из категории «легенда» в категорию «любимый и хорошо знакомый» омскому зрителю театр. Каждый раз, ожидая приезд этого очень именитого театра, омичи вспоминают первое знакомство. Оно хрестоматийно выверено: мы начали познавать театр Льва Абрамовича Додина с «Братьев и сестер». Воздействие этого нестареющего спектакля было огромным, но ожидаемым. Мы, как и многие зрители в разных-разных городах, два вечера подряд «жили» с героями Федора Абрамова - Пряслиными, со всей деревней, разговаривали и мысленно желали героям выбраться из трудных ситуаций, как будто на два дня они стали членами семьи. Этим беспокойством, этой энергией со-переживания нас абсолютно захватили питерские актеры. И впечатление осталось на годы.

Затем мы встречались регулярно. Омск посмотрел не многое, но, бесспорно, лучшее: «Московский хор», «Дядю Ваню», «Три сестры».

Знаком уважения, доверия и любви стало на этот раз присутствие на омской земле художественного руководителя театра. Два года назад Лев Абрамович уже был в Омске, но с особым трепетом мы ждали его возвращения и новой встречи этим летом. Он приехал, сначала провел полноценную, многочасовую репетицию, ответил на вопросы телерепортеров, а в третий день отдал полтора часа содержательному общению с омскими журналистами и театралами.

«Коварство и любовь». Практически пустая темная сцена. Закатный желтый свет постепенно заливает её и обнаруживает на черном фоне вертикально скрещенные доски, невольно напоминающие то ли виселицу, то ли что-то бездушно-механическое. Появляется героиня (Елизавета Боярская), в руке – только книга, пока единственный предмет. Через небольшую паузу люди в безупречной униформе выносят стул и длинный стол. Ничего лишнего: ни в сценическом пространстве, ни в рисунке роли, у каждого – рисунок свой, очень четкий, как в шахматной партии. Стоит ли объяснять, что театр поставил непростую задачу: сыграть, а нам попытаться проникнуть в ткань непростого жанра – трагедии. От начала и до самого конца.

Спектакль ошеломляет. Додин ни на секунду не дает возможности «выдохнуть», «дух перевести» - у каждого персонажа будто сжатая пружина внутри, и ей не дадут с визгом выскочить наружу, нет! Всё сжато и накалено. Поэтому к финалу, когда коварство безоглядной любви настигает влюбленных – Луизу и Фердинанда, - отравленный лимонад, как спасительный напиток, пьет Фердинанд большими глотками, будто утоляет жажду не жизни, нет, наоборот, смерти, как спасения.

В очередной раз – великолепная, нежная в своем коварстве Ксения Раппопорт, её леди Мильфорд – это безупречный полёт над сценой.

Не оставляющая сомнений сила и власть Президента (Игорь Иванов). Актер настолько точен каждое мгновенье, что порой ему достаточно короткого и резкого взгляда, чтобы прервать безумство, привести хаос в космос. Эта сила безграничной власти будто намагничивает пространство, магнитное поле растет, затягивает в свою воронку. И в финале, когда над погибшими молодыми влюбленными летит металлический голос Президента, вещающего о молодежной политике страны, невольно оглядываешься, потому что кажется, он где-то рядом, и звуки этой циничной бессмыслицы ввинчиваются в тебя против твоей воли.

Отзвучали финальные аккорды фестиваля, дирекция провела экспресс-совещание, на котором, видимо, подчиняясь безумному энергетическому порыву, спланировала, как сейчас кажется, очень интересный и содержательный следующий, пятый фестиваль. Он, безусловно, будет, ведь пройдет он в знаменательный год – год 300-летия Омска.