НОВАЯ ВЕРСИЯ САЙТА
Главная страница
ГАЛЕРЕЯ
В Омском государственном историко-краеведческом музее выставка «Образ Богоматери в иконах XVI - начала XX веков из собрания Государственного исторического музея (г. Москва)».

смотреть полностью...

Стратегия государственной антинаркотической политики РФ
Стратегия государственной антинаркотической политики РФ
Орфография


м
а
р
т
-
2
0
0
8

644099, г. Омск, ул. Гагарина, 22. 





Журнал "Омск театральный", март 2008

:: Содержание






В наикачаемом из миров



Александр Вампилов. «Старший сын» (семейная история в двух частях) на сцене Омского академического театра драмы. Режиссёр – Галина Бызгу. Сценография и костюмы – Алексей Вотяков. Композитор – Александр Журавлев.

Стоит ли пересказывать фабулу этой, одной из самых полюбившихся нам вампиловских пьес? Как и удивляться тому, что в антракте то и дело звучат фамилии Леонова и Караченцова – тот старый телефильм с их участием всё-таки незабываем. Но прелесть драматического жанра как раз в том, что о воплощении самой гениальной пьесы раз и навсегда не может быть и речи. Сравнивать с ранее виденным будут всё равно, так уж устроен наш мозг. А кто-то обязательно увидит «Старшего сына» в первый раз. Да, пьеса написана почти сорок лет назад, некоторые её реалии ушли, вероятно, навсегда – на двадцать рублей в ресторане, как говорит один из персонажей пьесы, не разгуляешься. Но ведь осталось главное, о чём писал драматург, те ценности, которые пребудут на земле до тех пор, пока, как сказал поэт-фронтовик Слуцкий, почти ровесник Андрея Григорьевича Сарафанова, пока человечество не откажется «от рук и глаз, от смелости и от любви».

А что, собственно, объединяет любую семью, что держит в ней «тепло домашнего уюта», кроме совместного ведения хозяйства? Умение понимать. Умение прощать. Но и требуют друг от друга многого, спорят горячо. Однако это только в семье, за закрытой от посторонних дверью. Одна из лучших, пожалуй, сцен спектакля – та, где дети Сарафанова Васенька и Нина да и самозваный сын Володя дружно защищают отца от «чужого» – бравого Нининого жениха Кудимова. Роль последнего в пьесе как будто даже не второ-, а третьестепенная; так, эпизод. Однако в спектакле сцена с его участием – поистине контрапункт, здесь проба на чужеродность, на противопоставление семье Сарафановых, может, и не самой счастливой на свете, но такой родной. Как точен рисунок роли у Владислава Пузырникова – и какими с виду простыми средствами выполнен. К его Кудимову не придраться: открыт, общителен, аккуратен, понимает шутку, любит невесту и готов подружиться с будущими родственниками. А вот – чужой, и какое счастье, что не вошёл в семью.

Зато настоящий Сарафанов – его младшенький, Васенька, с отчаянной подростковой преданностью влюблённый в недоступную Макарскую. Кого не заставит улыбнуться этот светлый и смешной мальчик в трогательном исполнении Сергея Сизых, кто не вспомнит свою первую и, конечно, неразделенную любовь? Как забавно в Васеньке всё – и первое похмелье, и демонстративные уходы из дома и, наконец, торжествующий финальный выход: «Я их поджёг! Её и любовника!».

«Любовник» этот, кажущийся бесшабашным и простым, как три рубля, Сильва в исполнении Руслана Шапорина тоже не так уж прост. Он, как и Кудимов, тоже «антисарафанов». Что до всей этой истории ему, случайному знакомому «старшего сына» Володи Бусыгина? Да, ничего, кроме прямой выгоды: поесть, попить на халяву, переночевать под тёплой крышей, ухажнуть за красавицей Ниной, ехидничая: ты же брат, тебе нельзя. А заодно и «сорвать цветок удовольствия», если получится – Макарскую. Но ведь не получается у него, как ни старайся в злобе, разрушить сарафановский мир – не совсем складный, но такой человечный.

Об отце Сарафанове, богатейшем образе в исполнении Евгении Смирнова, ещё напишут. На мой взгляд, на сегодня это одна из лучших работ в череде созданных актёром образов. Объём роли таков, что героя Смирнова легко ярко представить везде во внесценической жизни. Кажется, вчера ехали с ним в маршрутке. А, может, он только что отошёл от ларька с бутылкой пива в руках. Или задумчиво брёл по весенней улице, сочиняя вслух свою ораторию? «Блаженный», а вот вырастил один двоих человеков. Ясно, что ни Нина, ни Васенька не наживут богатства, могут прослыть неудачниками, но людям с ними всегда будет хорошо – особенно тем, кому нужна помощь.

И ещё о Ниночке – Марии Мекаевой. Как-то не очень заметная в иных спектаклях, её героиня запоминается почти сразу: это подлинно «девушка с характером». И понятно: старшая, рано оставшаяся в семье за сбежавшую маму с «блаженным» отцом, она с детства многое брала на себя и привыкла принимать решения. Глава семьи, вот и отец с ней не спорит – уезжать ей с женихом или нет. Понятно, почему её выбор пал на надёжного и практичного Кудимова, но… Всё сбивает появление «брата», к которому тянет сильнее и сильнее. Почему неожиданно для себя она вдруг заявит Бусыгину: «Не смей смотреть на Макарскую!» Не все могут убедительно сыграть одно из сложнейших чувств – любовь – не только на уровне слов. Но есть сцена, когда это произошло, когда её и Бусыгина (Евгения Кочеткова) просто бросило друг к другу.

Безусловно, запомнится зрителям и Макарская Анны Ходюн – королева окраины, независимая остроумная красавица.

Но удивляет какая-то актёрская недосказанность в заглавной роли. Вроде всё на месте в этом Бусыгине, ясна зарождающаяся влюблённость в Нину, виден интерес к названому отцу… А что происходит с этим героем тогда, когда его нет на сцене – там, в городе? Каковы его отношения с матерью? «Багаж» биографии остается невскрытым. Впрочем, спектакль, как и актёр, молод, и надо надеяться, всё впереди.

Безусловно, найдутся зрители, у которых вызовет недоумение декорация спектакля – цельная в замысле и в своем роде, оправданно обыгрываемая исполнителями – так, что довольно быстро забываешь о всех «вагонных» дверях и странных её люках. Но она мало что прибавляет к теплой и доброй семейной истории, существуя отдельно, сама по себе, чего нельзя сказать о музыке.

А сам «хэппи-энд» финала… Что это – сон «блаженного» Сарафанова? Или всех сразу, «семейный», приснившийся одновременно? Счастливые жених и невеста Бусыгины, радующиеся за них гости, а чтоб и папе было хорошо – через зал выйдет к нему женщина, которой на самом деле не было, воображаемая мать сына-самозванца, Галина Александровна (Ирина Герасимова). Всё ли так просто? Ведь нам играли жизнь, а не сказку. Играли о том, что «в наикачаемом из миров важно прижаться».

Нина КОЗОРЕЗ







вверх страницы