НОВАЯ ВЕРСИЯ САЙТА
Главная страница
ГАЛЕРЕЯ
В Омском государственном историко-краеведческом музее выставка «Образ Богоматери в иконах XVI - начала XX веков из собрания Государственного исторического музея (г. Москва)».

смотреть полностью...

Стратегия государственной антинаркотической политики РФ
Стратегия государственной антинаркотической политики РФ
Орфография
о
к
т
я
б
р
ь
-
2
0
1
0

644099, г. Омск, ул. Гагарина, 22. 





Журнал "Омск театральный", октябрь 2010

:: Содержание






Невероятное событие, или Как я побывал у Президента



…Сел писать, что называется «не разобрав вещей с дороги», и мои записки могут получиться излишне эмоциональными, но, может быть, так и надо писать о чём-то почти невероятном, но всё же имевшем место.

О двух важнейших событиях моей жизни я узнал почти одновременно 16 сентября: в 9.30 мне сообщили, что через несколько дней состоится встреча Президента России Дмитрия Анатольевича Медведева с деятелями театрального искусства, на которую приглашён и автор этих строк, а через час я узнал, что у меня родился сын. Если бы это было на сцене или в кино, зритель точно бы решил: «Ну и придумали!..» Да, такое может случиться только в жизни!

О возможности этой встречи я знал ещё с середины июля, когда мне домой позвонил помощник советника Президента РФ по вопросам культуры Александр Сергеевич Терёхин и сообщил, что на эту встречу приглашены 20 человек, среди которых Марк Захаров, Олег Табаков, Юрий Соломин, Лев Додин, Валерий Гергиев, Анатолий Иксанов, Евгений Миронов, Кирилл Серебренников… Можно и далее перечислять звучные фамилии, но и уже от этого списка начинаешь волноваться. Из провинции приглашены четверо: руководители театров Ростова, Екатеринбурга, Новосибирска и я – представитель театров малых городов России.

Кроме того, сообщили, что на встрече будут присутствовать Министр культуры РФ А.А. Авдеев и советник Президента РФ Ю.К. Лаптев, от которого Александр Сергеевич передавал мне привет: «Вы помните, Юрий Константинович был у Вас в Таре несколько лет назад? Северный театр, его судьба произвели на него огромное впечатление. История Вашего театра просто фантастична! О ней должен знать Президент и российская театральная общественность. Вы обязательно должны приехать и рассказать о жизни Вашего театра».

У меня было полное впечатление, что я становлюсь участником телепередачи «Розыгрыш», но предварительный звонок Министра культуры Омской области Владимира Алексеевича Телевного настраивал на серьёзность и на полную реальность происходящего.

Потом были длинные телефонные переговоры с Москвой, благодаря которым я входил в контекст предстоящего общения с Президентом. Намечавшаяся встреча должна была стать второй. Первый раз Д.А. Медведев встречался с деятелями театрального искусства в Таганроге 29 января 2010 года в памятный для нас всех юбилей А.П. Чехова. Таганрог тоже относится к категории малых городов. Там же и выявились многочисленные проблемы жизни театров малых городов, их незавидная судьба, да и количество театров в таких населенных пунктах неприлично мало по сравнению с большими: на 637 городских поселений с количеством жителей до 50 тысяч человек театры имеют только 12, что составляет менее 2 %. И здесь мы очень отстаём от Европы. Как-то обидно становится за нашу театральную державу. Только что я привёл статистические данные, присланные мне из Москвы. Там же указывалось, что в одном из таких малых городов – районном центре Тара Омской области с населением около 27 тысяч человек – несколько лет назад был построен и открыт Северный драматический театр имени М.А. Ульянова, который в настоящее время хорошо известен за пределами области. В этом и была причина моего приглашения в Москву.

Мне предстояло рассказать о том, как удалось создать новый театр в сибирской глубинке, сделать его успешным, способным изменить атмосферу и уровень культурного развития города. О том, какую роль в судьбе театра сыграла региональная власть.

Сложность миссии заключалась в том, что подобные беседы Дмитрий Анатольевич проводит как бы в свободном режиме и никогда особенно не придерживается списка выступающих. И хотя был заранее известен список выступающих (в данном случае 8 человек), в любой момент любой из присутствующих мог взять слово, поэтому неизвестно было, как пойдёт разговор, какой будет контекст и каким будет мой текст. Задача осложнялась ещё и тем, что мне нужно было, уложится в 3-5 минут.

Психологическое напряжение от навалившейся на меня ответственности было велико, и я, честно говоря, облегчённо вздохнул, когда в июле встречу отменили и перенесли на осень, радуясь тому, что в эти дни у нашего театра наконец-то появился свой сайт.

И вот стало известно об окончательном решении Президента провести встречу 25 сентября в 16 часов в своей резиденции в Горках-9. В последние дни перед моим отъездом Министр культуры нашей области Владимир Алексеевич Телевной, понимая всю сложность и ответственность стоявшей передо мной задачи, помогал мне подготовиться. Мы прорабатывали возможные варианты моего выступления, хронометрируя его длительность. Я ощущал себя космонавтом, впервые улетающим в космос. Теоретически, вроде бы, всё ясно, но как это всё будет выглядеть в реальности?..

Космонавту необходим был ещё и скафандр. Нужно было придумать, во что одеться для такого случая. Быть в чём-то неофициальном, почти спортивном, как должны были, вероятно, выглядеть мои молодые коллеги Василий Бархатов и Дмитрий Черников, вроде бы, не по возрасту, а купить просто хороший дорогой костюм, в котором можно поехать на приём к Президенту, мне абсолютно не по зарплате, тем более что появление на свет моего первенца требовало затрат. Складывалась немного смешная ситуация. Положение спас помощник советника Президента РФ Александр Сергеевич, когда в одном из телефонных разговоров я не постеснялся и сказал ему об этом, он ответил: «Ну, возьмите фрак из театральной костюмерной, главное, что бы Вы не в резиновых сапогах явились. Не зацикливайтесь на этом, Константин Викторович. У Вас есть какой-нибудь приличный пиджак?» Пиджака не было, но я понял, что это выход и оставшихся дней мне хватило, чтобы найти подходящий пиджак и очень красивый модный галстук, который я долго выбирал.

И вот я в Москве. Она встретила меня солнцем, пробками и руганью водителя в адрес Лужкова. Встреча в Представительстве Омской области с его главой Борисом Степановичем Цыбой была тёплой и настраивала на нормальное человеческое общение.

Вечер я провёл так, как обычно провожу вечера в Москве, – в театре. К моему удивлению, я долго не мог найти театр «Студия театрального искусства С. Женовача». Никто из прохожих не знал, где он находится, а ведь это сейчас один из лучших театров Москвы. И всё же я попал куда хотел. Молоденькая администратор улыбнулась и сказала мне: «Ну, раз уж Вы режиссёр из Омской области, тогда вот». И протянула мне билет с местом. Огромное впечатление произвёл на меня этот, кажется, простой человеческий спектакль «Захудалый род» по Н.Лескову и ещё большее впечатление сам театр Сергея Женовача – реконструированное здание бывшей золотоканительной фабрики Станиславских. Это, как будто бы, дом с радушными хозяевами: белые чистые стены, шкафы, комоды, венские стулья и длинный стол, покрытый белой скатертью, за которым перед спектаклем и в антракте сидят зрители. И кругом в угощение разложены огромные зелёные яблоки. Мы, все пришедшие на спектакль, едим эти яблоки, очень вкусные, и становимся в этом доме своими. Здесь совсем отсутствуют всякая театральная мишура и пошлятина. Театр открыт человеку душой, и люди отвечают ему тем же. Спектакль, длящийся 4 часа, в радость и артистам, и зрителям. А зрители такие же, как у нас, в Таре, не хуже и не лучше, но разве что наши ещё не привыкли к длительным спектаклям. Почему же я должен убеждать президента и своих именитых коллег, что театр в малом городе нужен и необходим так же, как в большом?

С такими мыслями я и поехал на встречу с Д.А. Медведевым. Ещё в Москве меня представили нашим театральным знаменитостям. Лев Додин вспомнил меня, учившегося в театральном институте. Он – кумир моей молодости, человек, чьё творчество во многом сформировало мои взгляды на театр. Я признался ему: «Лев Абрамович, я не учился у Вас, но я учился у Вас!» Он обнял меня и поблагодарил.

Пока ехали до Горок, переговорил с Юрием Мефодьевичем Соломиным. Я благодарил его за очень хороший приём, оказанный нам на фестивале малых городов в Москве. Мы тогда играли на сцене филиала Малого театра. А с Евгением Мироновым мы обсудили возможность проведения подобного фестиваля в Таре. Он сам высказал это предложение: «Я знаю, что у Вас хороший театр и там можно провести фестиваль».

Перед тем, как идти в зал для приёмов, в комнату, где мы ожидали приглашение, вошёл молодой человек и сообщил, что Дмитрий Анатольевич предложил провести встречу без галстуков. И мне, признаюсь, не без сожаления, пришлось снять свой стильный галстук. Это сообщение как-то разрядило обстановку, но только едва-едва. Все очень волновались. Ещё нам сказали, что, если кто-то желает что-либо передать Президенту, это можно сделать сейчас. Ю.М. Соломин передал роскошный буклет, некоторые мои коллеги также вручили свои презентационные издания. А я подумал, что уж нашему-то театру, о котором пока мало что известно, нужно было бы это сделать в первую очередь…

И вот нас пригласили в красивый зал, наполненный атмосферой торжественности. Перед тем как войти в него, кто-то спросил: «А где Табаков?». «Не волнуйтесь! – со своей привычно-ироничной интонацией ответил М.А.Захаров. – Он уже там. И что-нибудь ест». Так и оказалось. Когда мы вошли, Олег Павлович сидел согласно своей табличке за столом рядом с Президентским местом, внимательно, изучающе поглядывая на входящих и с удовольствием поедая клубнику, лежавшую на блюде. Такие же блюда с чашкой чая, пирожными и клубникой стояли у каждой именной таблички. Слева от меня было отведено место для Л.А. Додина, справа – для оперного режиссёра Василия Бархатова. Много прессы. Все в напряженном ожидании. Ещё бы – от этой встречи может многое зависеть.

Дмитрий Анатольевич вошёл в зал стремительно и легко. Кто-то в приветствие встал, кто-то нет. Президент выглядел абсолютно таким же, как по телевизору. «Мы не часто встречаемся, – начал Дмитрий Анатольевич, – хотя вы часто видите меня по телевизору, если ещё смотрите его. Давайте поговорим о грантах, которые, конечно же, не панацея для развития театра, о ветеранах сцены, о школе, которую вы здесь представляете, и о театрах малых городов, с которыми я, честно говоря, не знаю, что делать. Может быть, вы мне подскажите». Разговор начинает Валерий Фокин, говорит быстро, но всё по делу. Проблемы заключения и расторжения контрактов с артистами, о достойной жизни ветеранов сцены, о разделении функций директоров на хозяйственные и менеджерские. Давид Смелянский – о гастролях. Лев Додин – о сохранении репертуарного театра как уникального явления российской культуры. Он немного коснулся темы малых городов: «Я сейчас репетирую пьесу, события которой разворачиваются в малом городе. Это «Три сестры» Чехова. Я прекрасно понимаю, что это за атмосфера малого города. Тоска. Как трудно с ней бороться и ей противостоять». Евгений Миронов продолжает разговор о театрах малых городов, подчёркивая, что в ином малом городе профессиональный театр, по сути, является градообразующим предприятием.

Я вижу, как внимателен к выступающим Президент, как он кивает в знак согласия, и решаюсь вступить в разговор, поднимая руку. Вместе со мной руки поднимают ещё несколько моих коллег. Президент даёт слово мне. Удивительно, но я не волнуюсь. Потому что знаю что говорить.

«Уважаемый Дмитрий Анатольевич, уважаемые коллеги! Я благодарен Вам за то, что мне не приходится убеждать Вас в том, что театры в малых городах нужны. Я живу и работаю в малом из малых городов, где население 27 тысяч жителей (я вижу, как в этот момент обостряется внимание моих коллег). Нам очень повезло, что мы живём в Омской области, где традиционно региональная власть заботится о развитии театрального искусства. Нас уважают и опекают. Отсюда – наши результаты в работе».

Далее я рассказываю о том опыте, который накоплен нами в Таре. О том, как весь комплекс, казалось бы, не решаемых проблем, связанных с созданием и жизнью театра в малом городе, можно успешно решить, если находятся достаточные творческие силы и есть на то воля власти, когда личное участие в судьбе театра принимает сам губернатор, инициировавший его создание. Когда власть и люди театра в равной степени несут ответственность за поднятие культурного статуса нашего старинного сибирского города, во многом утратившего свою самобытность в советское время, подвергшись варварскому разрушению (8 из 9 существовавших в городе храмов были разрушены).

Рассказываю о нашей жизни, о гастролях и фестивалях, о «Золотой маске», спектакли которой приезжают к нам, о наших малых гастролях по Омской области, когда мы выезжаем за 300-400 километров от Тары и об аншлагах на наши спектакли в самом Омске. О том, что наш репертуар уже составляют 40 спектаклей, многие из которых получили высокую оценку профессионалов и театральных критиков.

«Мы и не думали, когда ехали в Тару о той большой социальной миссии, которую мы выполняем сейчас в этом городе. Наш опыт доказывает, что жители малого города могут и должны гордиться своим театром. И театр становится мощным стимулом, чтобы жить в этом городе, любить его». Я вижу очень внимательный взгляд Дмитрия Анатольевича и добавляю: «Дмитрий Анатольевич, было бы большим событием для жителей нашего города, да и всего региона, если бы Вы приехали к нам и увидели всё своими глазами».

Президент благодарит меня и передаёт слово моим коллегам. Я, ещё обдумывая сказанное, вслушиваюсь в слова выступающих. Кирилл Серебренников в полемическом задоре высказывает мысль о том, что театр самодостаточен и «может жить, не ходя за властью с протянутой рукой». Но тут же выступает один из руководителей областных театров и просит Президента ввести в оценку критериев деятельности губернаторов их отношение к театру. Это же мысль высказывается Министром культуры РФ А.А. Авдеевым. Он прямо говорит о том, что в Омской области есть Леонид Константинович Полежаев и с театрами там всё в порядке. Дмитрий Анатольевич соглашается с этим предложением, хотя и замечает, что давно уже это учитывает.

Не могу не сказать о выступлении О.П. Табакова, который в присущей ему манере высказал ряд предложений, принятых президентом. Он говорил о поддержке государством гастрольной деятельности театров (для начала пусть в пределах федеральных округов), о дополнительном театральном образовании школьников и, кстати, рассказал об открытии при Театре-студии «Табакерка» школы для одарённых детей, о театральном образовании, которое может погибнуть вследствие бездумного в этом вопросе реформирования высшей школы. Говорил об опыте своего театра, заполняемость которого 100 %, хотя ставится классика. О решении им на территории своего театра вопроса с контрактами (отсутствуют бессрочные контракты, мешающие обновлению труппы).

К моему удивлению, многое из их опыта существует и в нашем театре. Даже есть схожесть в репертуаре. Мы оказались вторыми в стране, и, кажется, единственными, кто после МХТ осуществил постановку рассказа В. Астафьева «Пролётный гусь», имеющий у нас огромный успех уже шестой сезон.

Дмитрий Анатольевич во время беседы, многое помечал себе в блокнот. Иногда он вступал в разговор, проясняя для себя какие-либо вопросы, либо возражая, тут же отдавал распоряжения по ведомствам. Складывалось впечатление, что он многое уже для себя решил и сейчас прояснял детали.

Заканчивая нашу встречу, президент неожиданно вновь обратился ко мне: «Я согласен с Вами, Константин Викторович, человек, живущий в малом городе, действительно может и должен гордиться своим театром. Я очень хорошо понимаю, что театр в малом городе нужен и его жизнь там имеет большое значение для людей».

Я возвращался домой, «окрылённой» этой встречей. Дома меня ждал сын, которого я успел привезти из роддома и утром следующего дня улетел в Москву. Я думал о нём, о будущем, думал о своём родном театре в маленьком городе Тара, открывающем такие большие горизонты …

Константин РЕХТИН







вверх страницы